Новости

В колхоз «вступали добровольно»

Метки:


Мой отец Забара Арсентий Семенович, несмотря на то что был малограмотный, пользовался большим авторитетом среди казаков. Станичники избрали его членом правления станичного совета. В 1918 году от нашей станицы он был послан делегатом в город Екатеринодар на II съезд Советов Кубанской области. Большинство на съезде представляли большевики. Они мобилизовали практически всех делегатов на войну против подходившей к Екатеринодару добровольческой армии под командованием генерала Корнилова. Вскоре сам Корнилов был убит, армия отступала. Мой отец провоевал целый год, а затем, учитывая возраст, его отпустили домой.

В те годы обстановка была очень сложная. Организовав свою армию, генерал Деникин пообещал кубанским казакам автономию краю в обмен на их поддержку. Но так уж случилось, что армия Деникина потерпела крах. Большинство казаков вернулось к родным очагам: но здесь многие из них оказались за колючей проволокой или попали под удар «краснотеррора». Так, однажды ночью нашу станицу оцепили красные латышские стрелки и расстреляли порядка 100 казаков.

Теперь о своих братьях. Самый старший Алексей получил начальное образование. Воевал в первую мировую войну и дослужился до чина офицера. Когда после революции на фронте началось брожение среди солдат, Алексей организовал партизанский отряд, сменив офицерские погоны на должность комиссара. Второй по возрасту брат Федор тоже имел начальное образование. Это был сильный и разбитной парень, творил, как говорится, чудеса. Однажды, это случилось еще до революции, на полевом стане закончился обмолот хлеба. Надо сказать, в этот год уродился хороший урожай. Много зерна уже было продано. И еще мешков 500 лежало накрытыми около сарая и внутри в дальних клетях. Пообедав, Федор полез на мешки, уложенные в сарае почти до потолка, и закурил. Видимо, непотушенная спичка упала на камыш и сарай вспыхнул как свеча. Сгорело все зерно в мешках, и огонь перекинулся на рядом стоящую хату. Все строения выгорели дотла. Так что вновь пришлось отстраивать этот стан. В 1919 году это добро забрали большевики. Федор Арсентьевич вступил в колхоз в 1929 году, работал старшим конюхом. В 1937 году попал под сталинскую репрессию. Взяли однажды ночью, судили и дали лагеря без права переписки. Так и сгинул бесследно. Брат Василий был более спокойный. В 1919 году переболел тифом. Как молодой казак проходил подготовку для службы в армии. В то время, когда отец был в партизанах, в станицу зашли белые и мобилизовали его и брата Федора в свое войско. Вот ведь вышла какая оказия: отец и старший брат Алексей служили у красных, а братья Василий и Федор – у белых. Такое было время, так распорядилась казаками судьба. Едва вернувшегося домой, в 1920 году Василия мобилизовали по возрасту на службу красные. Попал он служить в Кронштадт, в береговую артиллерию, обслуживать 12-дюймовые пушки. Как известно, в 1921 году вспыхнул Кронштадтский мятеж – восстание подняли военные моряки. По рассказам брата, это были страшные события. Руководил подавлением мятежа сам Троцкий. Над крепостью летала авиация и разбрасывала листовки, призывающие мятежников сдаться, один самолет был сбит. Началась артиллерийская дуэль между противоборствующими сторонами. А затем пошли по льду цепи красных, обороняющаяся сторона оказала ожесточенное сопротивление. Цепь за цепью шла по льду на Кронштадт. Сколько солдат здесь полегло от пуль и осколков, а сколько утонуло в пробитых снарядами полыньях – трудно сосчитать. 18 суток без сна и отдыха сопротивлялись мятежники. Уже иссякли их силы, и тогда поступила команда разобрать орудия и утопить их в море, а самим по льду отступать в Финляндию. При отступлении многие утонули в полыньях, остальные, обмороженные, приплыли в соседнюю страну. Так Василий в числе других мятежников оказался в Финляндии. Вскоре пришли корабли из Америки и многие уплыли туда. Василий пробыл в Финляндии три года. Родня не знала о его судьбе. И когда была объявлена амнистия мятежникам, Василий, как другие его товарищи, возвратился в Россию. Но неласково встретила их Родина. Многие возвратившиеся были расстреляны. Брата Василия три месяца держали в одиночной камере и практически каждую ночь допрашивали. Но он все это выдержал и выжил. В годы Великой Отечественной был на фронте.

Теперь о себе. И писать вроде бы нечего. Родился я в 1908 году. В начале 1929 года женился, а в конце этого же года родился мой первый ребенок – сын Вася. В то время жили мы одной семьей: отец, мать, да еще две несовершеннолетние сестры Ксения и Наташа. Меня хотели призвать в армию, но учитывая, что проживали родители старше 60 лет, несовершеннолетние сестры, жена с грудным ребенком – всего шесть человек, мне дали льготу I разряда, то есть освободили от службы в армии.

Теперь расскажу, как у нас в колхоз вступали казаки. Согнали всех тех, кто не написал заявление о вступлении в колхоз, на станичную площадь, которую оцепили солдаты, и стали требовать написать заявление о добровольном вступлении. Кто писал заявление, сразу же отпускали домой. И так три дня держали людей на площади. Когда наша большая семья вступила «добровольно» в колхоз, практически все наше хозяйство обобществили. Наш дом заняло правление колхоза, общественными лошадьми заселили наши конюшни. Взамен нашей семье предложили занять любой реквизированный у кулаков дом, лишь бы мы ушли со своего подворья. Мы отказались. Отец, мать и две мои сестры ушли жить к Василию Арсентьевичу. А я со своей женой и двумя детьми жил на квартире. Из хозяйства у нас была всего лишь одна корова. Уже потом моей семье дали реквизированный у кулака дом. Рядом была бригада. Жену вместе с коровой направили пахать землю в 10 километрах от дома. Так что дома она практически не ночевала. Нашим детям в то время было: Васе – четыре года, Коле два. Их определили в детские ясли. Так началась колхозная жизнь нашей семьи.

Н. Майстровский.

Следующий материал »

Билеты дорожают, а качество услуг «дешевеет»

Обычно после поездки в Краснодар, чтобы повидать родных и понянчить внуков, у меня остаются только положительные впечатления. В этот раз было не совсем так.

Подробнее

Пахал, скирдовал, строил и всю жизнь учился

Зима 1929 года. Семена Григорьевича, Евдокию Ивановну, их сына Михаила с женой и дочерью выселяют из дома и отправляют на Урал. В подвале их дома чекисты держат арестованных – неблагонадежных станичников. После гибели отца Якова Семеновича, который воевал на стороне красных, его детям разрешили жить в доме деда, но они побоялись туда возвращаться и поселились рядом, в небольшой хатенке. В этой хате и прошло дет-ство Бориса Васильевича Шевченко.

Подробнее

За храбрость и отвагу имели высшие награды

Завершился стартовавший на Кубани в январе месячник оборонно-массовой и военно-патриотической работы.

Подробнее

Детей собирались отправлять в Германию

2 февраля – историческая дата в истории нашего района – день освобождения от немецко-фашистских войск. «Когда началась Великая Отечественная война, – вспоминает ветеран труда, ветеран трудового фронта Николай Степанович Бородин, – мне было 10 лет. В то время сразу стали призывать на службу в Красную Армию. Практически все мужчины ушли на фронт, в станице остались женщины, старики и дети. И вскоре стали приходить похоронки, станица была в глубоком трауре.

Подробнее

Книга о Шевченковском вышла в свет

С возрастом у каждого человека появляется потребность больше узнать об истории своего рода и своей малой родины. По истории нашей большой страны и по истории Кубани написано немало книг. А где мы сможем прочитать историю своего хутора, станицы, села? От кого узнаем о том, что важно и значимо только для нас? В такие моменты, когда мы остро ощущаем голод познания, мы, как правило, горько сожалеем о том, как мало запомнили из того, что старались рассказать нам о своей жизни бабушки и дедушки, наши родители. И именно это чувство побуждает нас искать и собирать по крупицам утраченное, чтобы наши дети знали, с чего начинается Родина…

Подробнее

Военный переводчик. Руководитель авторской школы английского языка

Эти слова особенно часто вспоминаются сейчас, когда давно уже остались позади 40 лет нелегкой, напряженной работы в системе народного образования, из которых 36 – на руководящих должностях. За 20 лет работы директором Новопашковской средней школы № 18 (22,14) и Крыловской СШ № 1 из моих рук аттестаты о среднем образовании получили 526 выпускников.

Подробнее

Мой братушка Максим защищал Кубань

В 20-е годы прошлого столетия, когда семьи были многодетными, старшие нянчили меньших, которые называли их ласково «сеструшка», «братушка». В нашей семье выросли шестеро детей. Старшая сестра Марина вскоре вышла замуж за Ткаченко Максима Моисеевича. И мы стали называть его братушкой, даже будучи взрослыми. 

Подробнее

От Василия Шуйского до наших дней

В этом году исполняется 20 лет со дня принятия последней Конституции Российской Федерации. Первая Конституция РСФСР была принята V Всероссийским съездом Советов на заседании 10 июля 1918 года как Конституция (Основной Закон) РСФСР и была опубликована в «Собрании Узаконений РСФСР». Основные принципы, которые легли в основу Конституции РСФСР 1918 года (как и Конституции СССР 1924 года), были изложены в «Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа».

Подробнее

Жили одной мыслью: «пусть мужчины вернутся!»

Не прошло стороной село Шевченковское такое бедствие, как Великая Отечественная война. Сотни мужчин ушли на фронт из родного села по призыву Родины. Глубокие раны война оставила на долгие годы в каждой семье: практически любую можно привести в пример как образец выстраданного горя. Даже у тех, кто живым и невредимым вернулся домой, отпечаток войны не стирался долгие годы.

Подробнее

«Даже женщины и дети были готовы рвать нам глотки!»

Он умер 1 февраля 1957 года в пригороде Дрездена. Ровно 14 лет до этого, день в день, он вместе со своим штабом сдался Советской Армии в Сталинграде: разгром его войск и пленение почти 100 тысяч немецких солдат стали переломом во Второй мировой войне. Как сложилась дальнейшая судьба фельдмаршала?

Подробнее