Подпишись на Авангард от 107,75 рублей.
Почта России
Онлайн подписка

В 12 лет стал опорой и надеждой семьи Его рождение отец не мог зарегистрировать трижды

История, память
война, займ, голод, 90 лет, школа, семья, Музей, поле, освобождение, СССР, учеба, отец, суд, учителя, дом, род, дети, младший научный сотрудник, колхоз, колхозник, Константин Поликарпович Молчан, милиционер, профессиональное училище, сын
logo

«Дети и война – нет более ужасного сближения противоположных вещей на свете», - писал в одном из своих очерков Александр Твардовский. Дети и война - несовместимые понятия. Война ломает и калечит судьбы. Во время войны дети живут и работают рядом со взрослыми, стараясь своим трудом приблизить Победу. Примером тому служит жизнь нашего станичника Константина Поликарповича Молчан, которому в прошлом году исполнилось 90 лет. О том, как сложилась его жизнь, рассказывает младший научный сотрудник музея имени Ю. Кондратюка Николай Майстровский.

Откуда берет начало род Молчан

Род Мовчан (такой первоначально была эта фамилия в те давние времена) берет свое начало с Украины, Таврической губернии Бердянского уезда.

Основал его казак Мовчан Никита (отчества его уже никто не помнит). Было у него двое сыновей и две дочери. В семье его старшего сына Сергея (деда К.П. Молчан) было пятеро сыновей и шесть дочерей. Жили они зажиточно. В хозяйстве была молотилка, две сеялки, быки и лошади. В страдную пору все члены семьи, от мала до велика, от зари до зари работали в поле: обрабатывали свой земельный надел, сеяли и убирали хлеб, заготавливали корма для своего скота. В лихие годы становления советской власти семью Молчан Сергея Константиновича раскулачили. Учитывая многочисленность членов семьи, отсутствие наемных работников, службу троих сыновей в рядах Красной армии, сельсоветчики не стали выселять их из хутора. Главу семейства осудили на три года отработки на кирпичном заводе города Мишкино Ростовской области. Просторный дом отобрали под школу. В одном из трех амбаров открыли магазин. Два других, новый сарай, сельхозинвентарь, быков реквизировали и передали в организованный на базе их подворья колхоз. Семье оставили только кухню, стоявшую рядом с их домом. Старший сын Поликарпа Сергей (1893 года рождения) был уже женат и в годы коллективизации жил семьей в своей хате невдалеке от отчего дома. 

Не хотел работать колхозник Молчан

8 октября 1929 года родился долгожданный сын Константин. Поликарп Сергеевич трижды ездил в станицу Егорлыкскую, чтобы зарегистрировать рождение сына, но каждый раз ему отказывали, мотивирую отсутствием бланков. И только в январе 22 числа 1930 года ему выдали справку, что в этот день у него родился сын. Семья бедствовала, и Поликарп Сергеевич пошел работать в колхоз, но обида на сельсоветчиков, разоривших родовое гнездо, не давала покоя. Работал спустя рукава, а то и вовсе только делал вид. Однажды осенью послали его на сев. Приехав в поле на отцовских лошадях, он наложил им сена и не стал сеять. Через время проверяющий приехал на поле, обнаружил, что колхозник саботирует сев озимой пшеницы, и написал докладную. За этот поступок ему грозил суд. По совету двоюродного брата Поликарп быстро, не дожидаясь суда, собрал свой нехитрый скарб и уехал в Осетию. Семья остановилась в селе Тулатово и поселилась на квартире у осетина Мукзарова Аслан-бека. По воспоминаниям Константина Поликарповича, осетины очень доброжелательный народ и всегда были готовы поделиться последним куском хлеба. 

Отец работал мастером по плотницкому делу и пользовался большим уважением у местного населения. Все звали его «мастур». Прожили они в Осетии три года, но тянуло обратно на свою малую родину. И когда отец получил с хутора весточку, что можно возвращаться домой, семья незамедлительно собралась в дорогу. Приехав в родной хутор, они узнали, что во второй половине их хаты живет учитель и занимает весь огород. Семье разрешили жить в передней комнате. Однажды в августе 1934 года четырехлетний Костя без разрешения зашел в огород, посаженный учителем, и сорвал два огурца. За что тот избил его. Вечером возвратился с работы отец и увидел избитого сына. Узнав в чем дело, он так «обработал» обидчика, что тот попал на больничную койку. Опять над отцом нависла угроза суда. И тогда Поликарп Сергеевич нанял арбу, ночью погрузил пожитки и перевез свою семью в станицу Ново-Михайловскую. 

Дом построить не успели – началась война

Сначала семья жила на квартире, затем купила половину хаты на улице Кооперативная (ныне улица Тищенко), на территории парка нынешнего Дома культуры «Октябрь». В 1937 году Костя пошел в первый класс семилетней школы № 14. В 1940 году семья решила построить новый дом. Заготовили саман и в 1941 году начали строить дом по улице Буденновская (ныне Трудовая), на бывшем подворье станичника Богославского. Но не успели достроить надворные постройки, как 22 июня по улице проскакали два всадника и известили о начале войны. Ближе к осени в зданиях школы №14 и № 12 (эта школа была на территории, где сейчас располагается магазин «Магнит»), разместили госпиталь. Штат врачей был сформирован из работников районной больницы. Поликарпа Сергеевича мобилизовали туда для работы плотником, а станичника Тушева Игната Владимировича - сапожником. Летом 1942 года, недели за две до прихода немцев в станицу, госпиталь эвакуировали со всем его штатом. В доме Молчан осталась жена Наталья Тимофеевна с двухлетней дочерью Тоней и 12-летним сыном Костей, надеждой и опорой всей семьи. Для малолетней Тони наняли няньку-подростка Олю Белокур. Костя пошел работать с матерью в бригаду № 2 колхоза «Зерновая фабрика Кавказа». 

Собирал клопа, нянчил малышей

Вместе с подростками Петей Рубан, Васей Снижинским Костя разносил работающим в поле воду, нянчил в бригаде малолетних детей, собирал на колосовых клопа черепашку. Как сейчас помнит, что за одну пол-литровую бутылку собранных вредителей начисляли 60 сотых трудодня. В годы немецкой оккупации Костю перевели на работу в самую далекую четвертую бригаду колхоза, поля которой находились за железной дорогой на границе с Кущевским районом. Как-то шли они с группой женщин с работы, а за Костей, как всегда, бежала увязавшаяся за ним из дому собака. В метрах 200 от железной дороги их догнали четыре немецких кавалериста. Как только всадники поравнялись с ними, собака бросилась на одного из них, пытаясь стянуть его с лошади. Немец, недолго думая, снял свой карабин и дважды выстрелив, убил собаку. Видимо, усмотрев злой умысел, немцы спешились и стали спрашивать, чья это собака. Костя растерялся и не смог проронить даже слова. Одна из женщин нашлась и объяснила, что это бригадная собака, и тогда немцы оставили их в покое.

После освобождения станицы Костя стал работать прицепщиком, а с лета 1944 года - трактористом. Как сейчас помнит поле, граничащее с соседним колхозом, где он был на уборке пшеницы. На тракторе ХТЗ крутил привод молотилки, на которой работал дядя по матери Григорий Черныш. 

Учиться было некогда - продавали хамсу

Кончилась война. Вернулся домой отец Поликарп Сергеевич и сказал: «Сынок, хватит работать, тебе надо учиться!» и отправил Костю в школу. Где-то с год походил 17-летний подросток в школу. С ним учились ребята, которым было по 11-12 лет. За годы войны выветрились полученные когда-то знания, и учеба не ладилась. Учителя посоветовали отцу отправить сына в профессиональное училище. В 1946 году Костя вместе с такими же, как он, подростками Проценко Иваном, Довбыш Василием, Пузырным Анатолием поехали учиться на токаря в ремесленное училище города Ейска. С июня они работали на восстановлении разрушенного здания училища, а жили в общежитии. Постоянно хотелось есть. И вот однажды в поисках еды они узнали, что на рынке килограмм хамсы стоит 10-12 рублей, что в два раза дешевле, чем у нас в станице. И тогда Костя вместе с другом Толей Пузырным решили купить по нескольку килограммов рыбы и отвезти домой, да еще на этом подзаработать. Так и сделали. При первой поездке закупили по пять килограммов хамсы по цене 10 рублей и привезли домой. Излишки рыбы мать продала по 20 рублей за килограмм. Это понравилось подросткам. Если раньше они ездили домой раз в неделю, то теперь стали чаще. У них появились знакомые проводники, с которыми они делились выручкой. Те доверяли им ключи от вагонов. Ребята совсем забросили работу на стройке. Стали промышлять заготовкой хамсы. Причем закупали ее уже ящиками. Время шло к сентябрю, началу учебы в училище. Однажды друзей остановила секретарь училища и спросила, почему они так редко работают на стройке, за что их могут отчислить из училища или даже судить. Тогда они схитрили и сумели забрать справки об образовании и паспорта и прямым сообщением поехали в Ростов. Здесь поступили на шестимесячные курсы токарей в ФЗО (фабрично-заводское обучение) при заводе Ростсельмаш. 

Подписались на займ, а сами голодали

После их окончания работали в ремонтно-механическом цехе, точили корпуса бомб. Заработки были хорошими. Костя зарабатывал более двух тысяч рублей в месяц. Здесь же в цеху часто проходили собрания по агитации на подписку добровольного займа государству. Первый год Костя вместе с другом Анатолием Пузырным подписывались на заем 700-1000 рублей в месяц. На другой год их как сознательных комсомольцев стали агитировать на больший заем, они поддались на уговоры и подписались на 2000 рублей в месяц. А тут еще стали повышать нормы выработки при старой расценке труда. Когда они в конце месяца приходили в заводскую кассу за зарплатой, то им выдавали на руки по 200-300 рублей. Впереди был месяц работы, надо было как-то жить. Все было дорого. К примеру, на рынке килограмм мятых помидоров стоил 60 рублей. Так длилось с полгода, друзья совсем отощали. Вот тогда они стали подумывать о возврате в родную станицу. Хотя это были уже послевоенные годы, никто не отменял Указ Президиума Верховного Совета СССР от 26.12.1941 года, в котором было сказано, что лица, допустившие самовольный уход с производства, считались дезертирами и предавались суду. Зимой 1948 года Костя вернулся в станицу, а его друг Анатолий прямиком уехал в Грузию в город Поти. Дома он честно рассказал все родителям и стал помогать матери по хозяйству. Однажды станичный участковый милиционер Белицкий Иван Дмитриевич поинтересовался, почему Костя в станице, на что получил ответ, что он в отпуске. Весной 1949 года к ним домой верхом приехал все тот же милиционер, забрал и доставил Костю в Екатериновскую, где его судили и дали ему шесть месяцев исправительно-трудовых работ. Отбывал их Костя в Горячеключеской исправительно-трудовой колонии № 4. 

Вот так сложилась судьба жителя нашей станицы Константина Поликарповича Молчан, пережившего лихую годину военных и послевоенных лет.

Подготовила О. Леонова.

Авангард
0 1 528 10-01-2020
Ссылки по теме:
Всего комментариев: 0
avatar
В этой же рубрике
  1. Будь в курсе!
  2. Афиша
  3. Опрос



Погода


«  Январь 2020  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031


Яндекс.Новости
Имя отправителя *: E-mail отправителя: Тема письма: Текст сообщения *: Оценка сайта:
Код безопасности *:
*Я согласен на обработку персональных данных
352080, Краснодарский край, Крыловский район, станица Крыловская, улица Ленина, 27.

Контакты:
  • Астахова Светлана Леонидовна (Главный редактор) 8(86161)31-7-76
  • Медовник Галина Алексеевна (Главный бухгалтер)
  • Любченко Марина Владимировна (Корреспондент) 8(86161)31-9-31
  • Кайдаш Ольга Николаевна (Корреспондент) 8(86161)31-1-41
  • Подобная Ольга Алексеевна (Корреспондент) 8(86161)31-1-41
  • Дубина Александр Витальевич (Рекламный менеджер) 8(86161)31-6-51
E-mail: avangard-23@mail.ru
© 2020 «Редакция газеты «Авангард»
Сайт газеты "Авангард" зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информациионных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-60222 от 17 декабря 2017. Учредитель (соучредители): Общество с ограниченной ответственностью «Редакция газеты «Авангард».
12+
Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru