Подпишись на Авангард
от 99,11 рублей.

Почта РоссииОнлайн подписка

Последний шанс

АНТИнарко
logo

По рассказам врача-нарколога

Мария Константиновна гуляла по любимому скверику со своей собачкой - белым эскимосским шпицем, на которого с завистью посматривала ее соседка с первого этажа и с которым так весело играли внуки по выходным. Она радовалась солнечному денечку, редкому в этих краях, и размышляла над тем, как разнообразить геркулесовую кашу на завтрак, которую они так полюбили с мужем (потому что нездоровье вынудило) на пенсии. Вдруг ее кто-то схватил за полу пальто и позвал по имени. Она обернулась и инстинктивно отпрянула. На нее покрасневшими мутными непонятного цвета виноватыми глазами смотрел незнакомец. Мужчина лет за сорок, опухший, с засаленными редкими волосами, в грязном помятом плаще некогда коричневого цвета, не отпуская ее пальто, все повторял жалобно: «Помогите, Маря Константина…» Женщина присмотрелась. Что-то знакомое было в интонации его голоса.

- Миша, Миша Самохин, - Мария Константиновна с трудом узнала в этом опустившемся мужике одного из своих любимых учеников. Талантливый мальчик скрипач из провинции, подавал когда-то большие надежды… «Сейчас денег будет просить на водку, надо же так опуститься», - подумала женщина.

- Денег не надо, - мужчина как будто прочитал ее мысли. - Позвоните моей маме, пожалуйста. У меня на телефоне минусовой баланс… Он опустил голову и тихо заплакал.

Мама, уже пожилая, больная женщина, сразу приехала на помощь сыну. Татьяна Романовна устроила своего талантливого Мишу в училище при консерватории сразу после 8 класса. Воспитывала она его одна, но старалась держать в «ежовых рукавицах». Очень гордилась его успехами в музыкальной школе. И чтобы мальчишка не разболтался, посчитала, что будет очень хорошо направить его на профильное обучение.

Так Миша в 15 лет оказался предоставлен сам себе, за двести с лишним километров от мамы. Жил он в интернате при училище, где за детьми контроля не было никакого. Вечером после занятий за мальчишками и девчонками приглядывала только пожилая вахтерша. Некоторые старшие ребята уже подрабатывали на свадьбах и похоронах, где с музыкантами расплачивались не только деньгами, но и спирт-ным. Так Михаил в 15 лет первый раз попробовал алкоголь. Учился он легко, горел музыкой, скрипку очень любил, на конкурсах нередко занимал призовые места, и алкоголь, иногда по выходным, ему тогда проблем не доставлял. В консерваторию после училища поступать не стал, хотелось самостоятельности, тем более, что его сразу взяли играть в оркестр. Там он познакомился со своей будущей женой Иришкой, она тоже играла на скрипке.

После свадьбы им дали отдель-ную комнату в общежитии, которую они потом приватизировали. С детьми решили не торопиться, сначала заработать на квартиру. Михаил также в выходные подрабатывал на свадьбах, иногда подменял знакомого, который играл в ансамбле при ресторане. Домой часто возвращался навеселе и с бутылкой спиртного на опохмел. В оркестре оставался по-прежнему на вторых ролях, считал, что незаслуженно, и от этого стал выпивать чаще, практически после каждого концерта, чтобы снять стресс. А потом и перед концертом, чтобы сосредоточиться. Ира долго его жалела, терпела, уговаривала не губить окончательно свой талант.

Однажды Михаил вернулся домой под утро, пьяный вдрызг, когда проспался, обнаружил, что жены нет. В шифоньере сиротливо болтались на вешалке только его выходной костюм и рубашки. Тогда он по-настоящему ушел в запой. Очнулся как-то утром дней через пять или шесть – водки на опохмел не было, денег - тоже. Михаил бродил по городу и сам не помнил, как его занесло в тот сквер на лавочку, где он встретил свою бывшую учительницу…

Мать сразу вызвала Михаилу врача, он вывел его из запоя, пролечил. И поговорил с Татьяной Романовной:

- У вашего сына вторая стадия алкоголизма, у него психическая и физическая зависимость от спиртного. Вы видите, что у него появилась бессонница, начались проблемы с сердцем, но при этом появилась переносимость алкоголя в больших количествах. Ему надо закодироваться и остановиться. Пить ему больше нельзя. Вторая стадия длится 10-15 лет, потом наступает деградация, разрушается печень и человека будет не спасти.

- Мария Константиновна, я вас умоляю, помогите, похлопочите за Мишу в оркестре, - Татьяна Романовна чуть не плакала в трубку, женщина знала, что у бывшей учительницы сына племянник был дирижером того самого оркестра. – Он закодировался, я с Ирой разговаривала. Она обещала к нему вернуться, а то я уеду и он пропадет. Помогите, Мария Константиновна, у него сразу два стимула будет не пить - за жену держаться и за работу.

- Хорошо, поговорю, - обещала бывшая учительница, но скажите ему, что это его последний шанс.

О. Подобная.

Авангард
0 0 145 10-03-2018
Всего комментариев: 0
avatar
«  Март 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031



Материалы по теме:
ЗАГС (208)
ДШИ (91)
PDF (68)
ПФР (58)
АПК (39)
ДТП (35)
гто (32)
ЦРБ (32)
ЕГЭ (22)
МФЦ (20)
пдд (19)
ТОС (18)
мчс (13)
жкх (12)
ДДТ (9)
ВОВ (8)
дпс (8)
КВН (8)
ЛПХ (6)
май (6)
суд (6)
ржд (5)
СОШ (5)
ТЭК (5)
ачс (3)
вич (3)
зож (3)
мвд (3)
РДК (3)
ск (3)
тбо (3)
АЗС (2)
БТИ (2)
крс (2)
оо (2)
ОПК (2)

352080, Краснодарский край, Крыловский район, станица Крыловская, улица Ленина, 27. 8(86161)31-7-76


© 2018 «Редакция газеты «Авангард»

Сайт газеты "Авангард" зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информациионных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-60222 от 17 декабря 2017.

Яндекс.Метрика